Комиссия Общественной палаты по вопросам глобализма и национальной стратегии развития

 

Стенографический отчет о конференции «Россия – энергетическая сверхдержава»

30.08.2006

 

СОСТАВ УЧАСТНИКОВ:

Президиум Конференции

·     Варламов Алексей Иванович, заместитель Министра природных ресурсов Российской Федерации.

·     Катырин Сергей Николаевич, вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ, Заместитель Секретаря Общественной палаты РФ.

·     Медовников Дан Станиславович, директор Инновационного бюро "Эксперт", редактор отдела "Инновации" журнала "Эксперт".

·     Мигранян Андраник Мовсесович, председатель Комиссии Общественной Палаты РФ по вопросам глобализма и национальной стратегии развития, Председатель научного совета Института стран СНГ.

·     Никонов Вячеслав Алексеевич, председатель Комиссии Общественной палаты по международному сотрудничеству и общественной дипломатии, Президент фонда "Политика".

·     Реус Андрей Георгиевич, заместитель Министра промышленности и энергетики РФ.

·     Тарасюк Василий Михайлович, заместитель председателя Комитета ГД РФ по природным ресурсам и природопользованию.

·     Фаворский Олег Николаевич, академик РАН, Академик-секретарь Отделения физико-технических проблем энергетики.

·     Фадеев Валерий Александрович, главный редактор журнала "Эксперт", Директор Института общественного проектирования, Заместитель председателя Комиссии Общественной палаты по вопросам глобализма и национальной стратегии развития. 

Участники Конференции

·     Агабабов Владимир Сергеевич, заведующий научно-исследовательской лабораторией научно-технического инженерного центра энергосберегающих технологий и техники Московского Энергетического Института, д.т.н.

·     Асланян Гарегин Самвелович, директор по науке Центра энергетической политики.

·     Афанасьев Михаил Николаевич, директор по стратегиям и аналитике "Никколо М".

·     Бабкин Владимир Иванович, эксперт ГД РФ по вопросам науки и образования.

·     Багиров Тогрул Адилевич, исполнительный вице-президент Московского международного нефтяного клуба.

·     Байбаков Александр Сергеевич, НП "Администратор торговой системы".

·     Безруких Павел Павлович, заместитель генерального директора Института энергетической стратегии.

·     Боровков Дмитрий Игоревич, помощник Руководителя ЗАО "Атомстройэкспорт".

·     Бронфин Михаил Борисович, начальник лаборатории Всероссийского исследовательского института авиационных материалов.

·     Брусникин Николай Юрьевич, первый заместитель Председателя правления ОАО "Российские Коммунальные Системы".

·     Бушуев Виталий Васильевич, генеральный директор Института энергетической стратегии.

·     Варов Павел Николаевич, главный эксперт Проектной группы по разработке Целевого видения ЕЭС России до 2030 года.

·     Васенков Александр Анатольевич, советник директора ФГУП "Научно-исследовательский институт физических проблем им.Ф.В.Лукина", к.т.н.

·     Веденеев Борис Павлович, Федеральная налоговая служба России, советник.

·     Верников Евгений Наумович, заместитель директора Департамента экономического анализа и перспективного планирования Министерства промышленности и энергетики Российской Федерации.

·     Волков Эдуард Петрович, исполнительный директор ОАО "ЭНИН им.Кржижановского", член-корреспондент РАН.

·     Воробьев Сергей Юрьевич, Центр региональных проблем.

·     Воронцов Александр Петрович, начальник управления по обеспечению деятельности Общественной палаты РФ.

·     Галкин Игорь Геннадьевич, советник по внешнеэкономической деятельности "Мечел-Энерго".

·     Ганиев Ривнер Фазылович, председатель научного совета по проблемам эффективного исследования топлив.

·     Гарбаренко Сергей Иванович, 1-ый секретарь Посольства Украины в Российской Федерации.

·     Гаруськина Любовь Ивановна, директор по специальным проектам журнала "Мировая энергетика".

·     Гашо Евгений Геннадьевич, ОАО "ВНИПИэнергопром" (Всероссийский Научно-Исследовательский Проектный Институт Энергетической Промышленности").

·     Гоголюк Владимир Васильевич, заместитель начальника Управления энергетики Департамента по транспортировке, подземному хранению и использованию газа ОАО "ГАЗПРОМ".

·     Голанд Юрий Маркович, ведущий научный сотрудник ИМЭПИ РАН, член экспертного совета комитета ГД РФ по бюджету и налогам.

·     Городничева Юлия Михайловне, член Комиссии Общественной палаты РФ по вопросам социального развития.

·     Грицевич Инна Георгиевна, руководитель климатических проектов Центра по эффективному использованию энергии (ЦЭНФ), к.э.н.

·     Давлетшина Наталья Игоревна, руководитель политической экспертной сети "Кreml.org".

·     Дановская Ольга Алексеевна, директор Агентства Инновационных решения "Интеграл".

·     Дианов Максим Анатольевич, генеральный директор Института региональных проблем.

·     Дмитриевский Анатолий Николаевич, директор Института проблем нефти и газа РАН.

·     Дощицын Юрий Федорович, заместитель начальника Управления гражданских отраслей промышленности Федерального агентства Российской Федерации по промышленности, к.э.н.

·     Дуб Алексей Владимирович, генеральный директор Центрального научно-исследовательского института технологии машиностроения (ЦНИИТМАШ).

·     Егоров Владимир Михайлович, эксперт Европейской комиссии по экономическим взаимоотношениям.

·     Егоров Юрий Николаевич, президент Евро-Азиатской Ассоциации малой энергетики и газозаправочного бизнеса, руководитель отраслевых программ развития ООО "Деловая Россия".

·     Ефимова Лариса Геннадьевна, заместитель председателя правления НП "Координатор рынка газа".

·     Жданов Станислав Анатольевич, заместитель директора ОАО "Всероссийский нефтегазовый научно-исследовательский институт (ВНИИнефть) имени академика А.П.Крылова".

·     Зайцева Наталья Викторовна, главный специалист Департамента стратегии Центра управления реформой РАО "ЕЭС России".

·     Залесова Ольга Вячеславовна, ООО "Газпромэнерго".

·     Иванов Евгений Викторович, заместитель председателя комитета Государственной Думы Российской Федерации по бюджету и налогам.

·     Имамутдинов Ирик Нутфулович, специальный корреспондент журнала "Эксперт".

·     Калачев Константин Эдуардович, эксперт.

·     Калашников Валерий Владиславович, НП "Национальный институт нефти и газа".

·     Калинин Алексей Андреевич, заместитель генерального директора Института комплексных стратегических исследований по консультационным проектам.

·     Клименко Владимир Александрович, генеральный директор ООО "Гипрониигаз-МП".

·     Ковалев Феликс Иванович, президент Общества инженеров силовой электроники, д.т.н., профессор.

·     Колесников Михаил Александрович, председатель Совета директоров холдинговой компании "Ольдам", член Президиума ОПОРЫ РОССИИ, руководитель Комиссии «ОПОРЫ России» по малой энергетике.

·     Комаров Андрей Борисович, вице-президент ОАО "АК "Транснефть"".

·     Конушкин Игорь Борисович, генеральный директор ЗАО "Алексинская энергосетевая компания" (АЭСК), старший партнёр юридической фирмы "Мегаполис".

·     Костюченко Максим Иванович, советник дирекции корпоративных проектов АНО "Институт корпоративного развития".

·     Косыгина Анна Владимировна, консультант научного руководителя ГУ-ВШЭ.

·     Красиков Евгений Васильевич, генеральный директор ЗАО "Ресурсосберегающее агентство энергоэффективности" Корпорации "Единый электоэнергетический комплекс".

·     Красильникова Марина Владимировна, заместитель директора ООО "Гипрониигаз-МП" по проектным разработкам.

·     Кузнецова Ольга Владимировна, научный руководитель Института региональной политики.

·     Кукшинов Александр Иванович, заместитель начальника отдела управления внешних связей ЗАО "Атомстройэкспорт".

·     Кутовой Георгий Петрович, президент "Независимого Энергетического Альянса", Советник по естественным монополиям "Мечел".

·     Кучкин Кирилл Владимирович, Нorizon Emerging Technologies.

·     Кушнарев Сергей Викторович, заместитель председателя Комиссии Общественной палаты по вопросам интеллектуального потенциала нации.

·     Лезнов Александр Семенович, ведущий менеджер НПО "Сатурн".

·     Леонов Алексей Георгиевич, декан факультета проблем физики и энергетики МФТИ.

·     Летушков Игорь Евгеньевич, ФГУП ЦНИИ "Атоминформ".

·     Ливинцев Андрей Львович, заместитель генерального директора по внешнеэкономической деятельности "Юникор микросистемы".

·     Лион Полина Юрьевна, специалист Института комплексных стратегических исследований.

·     Лисицкий Эдуард Николаевич, начальник департамента производственного планирования и технического развития ОАО "ТГК-1".

·     Ловчаткина Татьяна Ивановна, начальник отдела Департамента по работе с органами власти РАО "ЕЭС России".

·     Лякишев Николай Павлович, научный руководитель Института металлургии и материаловедения им.А.А.Байкова РАН, академик РАН.

·     Ляпина Светлана Юрьевна, заместитель директора по научной работе Института инноватики и логистики Государственного университета управления, к.э.н.

·     Маевский Владимир Иванович, руководитель Центра макроэкономической стратегии Института экономики РАН.

·     Макаров Алексей Александрович, директор Института энергетических исследований (ИНЭИ РАН).

·     Малиновская Людмила Борисовна, председатель НП "СОЮЗ ЭНЕРГОПОТРЕБИТЕЛЕЙ".

·     Манырин Вячеслав Николаевич, президент Российского общества инженеров нефти и газа.

·     Марков Сергей Александрович, заместитель председателя Комиссии Общественной палаты по международному сотрудничеству и общественной дипломатии, Председатель Национального гражданского совета по международным делам, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и прав человека, политолог, доцент кафедры государственной политики философского факультета МГУ им. М.В.Ломоносова.

·     Маркович Дмитрий Маркович, заместитель директора Института теплофизики им.С.С.Кутателадзе Сибирского отделения РАН.

·     Мельников Сергей Константинович, советник исполнительного директора Ассоциации менеджеров России.

·     Механик Александр Григорьевич, заместитель директора Института общественного проектирования.

·     Миловидов Константин Николаевич, заведующий кафедрой РГУ нефти и газа им. И.М.Губкина.

·     Михайлова Галина Ивановна, заместитель президента Российского общества инженеров нефти и газа.

·     Муравьев Евгений Владиславович, главный научный сотрудник ФГУП НИКИЭТ им. Н.А.Доллежаля.

·     Мыльников Юрий Юрьевич, исполнительный директор Холдинговой компании ОАО "Привод", Компания "Нефтегазовые системы".

·     Нечаев Владимир Дмитриевич, первый проректор Московского института управления.

·     Николаева Елена Леонидовна, заместитель председателя Общероссийской общественной организации "Деловая Россия".

·     Николаевский Олег Валерьянович, руководитель энергетической Комиссии Тверской области.

·     Осетрова Анна Александровна, институт региональной политики.

·     Павленко Сергей Алексеевич, член Правления ОАО "ГидроОГК".

·     Парфенов Андрей Борисович, ведущий специалист компании "НПО "Нефтегазовые системы"".

·     Перестюк Михаил Валерьевич, представитель по работе и инвесторами ОАО "ГидроОГК".

·     Петроченко Владимир Викторович, директор по энергомашиностроительному бизнесу ООО "Русские машины".

·     Пивнюк Владимир Алексеевич, вице-президент ОАО "РАО "Норильский никель"".

·     Поздеев Константин Валерьевич, начальник аналитического отдела Института межрегиональной информации.

·     Покровский Иван Александрович, генеральный директор ООО "ИД ЭЛЕКТРОНИКА".

·     Попов Роман Владимирович, начальник отдела Департамента экономического анализа и развития промышленности Министерства промышленности и энергетики РФ.

·     Путилов Александр Валентинович, главный учёный секретарь Федерального агентства атомной энергетики.

·     Редько Александр Викторович, начальник аналитического Департамента Экспертного управления Администрации Президента РФ.

·     Ремчуков Константин Вадимович, издатель газеты "Независимая газета"

·     Рогожников Михаил Владимирович, заместитель директор Института общественного проектирования.

·     Розмирович Станислав Дмитриевич, секретарь экспертного совета Конкурса русских инноваций журнала "Эксперт".

·     Рубан Анатолий Дмитриевич, заместитель директора Института Проблем Комлексного Освоения Недр РАН (ИПКОН РАН), член-корреспондент РАН.

·     Рунов Антон Борисович, начальник отдела стратегического планирования ОАО "Силовые машины".

·     Самошин Владимир Сергеевич, член общественного Совета по жилищной политике при Министерстве регионального развития РФ.

·     Самошин Юрий Владимирович, генеральный директор "ЮВ-Корпорация", Академия Внешней торговли.

·     Семашко Андрей Николаевич, заместитель генерального директора по НПП (по наземным промышленным программам) НПО "Сатурн".

·     Семенов Виктор Германович, генеральный директор ОАО "ВНИПИэнергопром" (Всероссийский Научно-Исследовательский Проектный Институт Энергетической Промышленности").

·     Серебренникова Анна Викторовна, ЦИК Всероссийской политической партии "Единая Россия".

·     Серебрянников Сергей Владимирович, ректор Московского Энергетического Института, д.т.н., профессор.

·     Симаранов Сергей Юрьевич, президент Российской консалтинговой компании "Техноконсалт", д.т.н.

·     Симонов Константин Васильевич, генеральный директор Центра политической конъюнктуры России.

·     Синюгин Вячеслав Юрьевич, председатель Правления ОАО "ГидроОГК".

·     Смирнов Сергей Евгеньевич, заместитель директора Института проблем энергетической эффективности Московского энергетического института (технического университета).

·     Солодовникова Валентина Степановна, 1-ый секретарь Посольства Республики Беларусь в Российской Федерации.

·     Станкевич Юрий Аркадьевич, руководитель группы по работе с органами государственной власти ОАО "ЛУКОЙЛ".

·     Тарасов Дмитрий Викторович, директор управления стратегического планирования Сберегательного банка России.

·     Те Наталья Валентиновна, Институт Энергетических Исследований РАН.

·     Терентьев Александр Александович, секретарь по организационно-массовой работе "Нефтегазстройпрофсоюза Российской Федерации".

·     Титов Борис Юрьевич, председатель Общероссийской общественной организации "Деловая Россия", Председатель объединенного правления ОАО "Интерхимпром", исполнительный директор ГК "Солвалюб", член Комиссии Общественной палаты по вопросам развития гражданского общества и участия общественности в реализации национальных проектов.

·     Трудов Олег Геннадьевич, заместитель генерального директора Института проблем естественных монополий.

·     Туголуков Евгений Александрович, председатель Совета директоров ОАО "Энергомашиностроительный альянс", член Генерального совета "Деловая Россия".

·     Тумановский Анатолий Григорьевич, 1-ый заместитель генерального директора Всероссийского теплотехнического института.

·     Усков Павел Владимирович, специалист департамента нормативного обеспечения ОАО "РАО ЕЭС".

·     Федоров Кирилл Григорьевич, Министерство промышленности и энергетики Российской Федерации.

·     Филиппов Сергей Петрович, 1-ый заместитель Директора по науке Института энергетических исследований (ИНЭИ РАН).

·     Ходько Антон Александрович, заместитель директора управления стратегического планирования Сберегательного банка РФ.

·     Хрикулов Александр Владимирович, Институт Энергетических Исследований РАН, Центр международных энергетических исследований.

·     Цейтлина Надежда Сергеевна, вице-президент Межрегиональной ассоциации Региональных Энергетических Комиссий.

·     Четверикова Анна Сергеевна, Институт региональной политики

·     Шафраник Юрий Константинович, председатель Комитета по энергетической стратегии и развитию топливно-энергетического комплекса ТПП РФ, Председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России.

·     Швец Евгения Анатольевна, ведущий специалист Института комплексных стратегических исследований.

·     Шиленин Сергей Вячеславович, заместитель руководителя Проектной группы по разработке Целевого видения ЕЭС России до 2030 года.

·     Шилова Наталья Леонидовна, советник Главы города Серпухова

·     Шишарин Сергей Александрович, первый заместитель Генерального директора, технический директор "Юникор микросистемы".

·     Шмаков Михаил Викторович, член Комиссии Общественной палаты по вопросам глобализма и национальной стратегии развития, Председатель Федерации независимых профсоюзов России.

·     Щеголихин Сергей Евгеньевич, заведующий отделом Администрации Тверской области электроэнергетики и электросбережения.

·     Щедровицкий Петр Георгиевич, генеральный директор ФГУП ЦНИИ "Атоминформ"

·     Щербачев Валерий Иванович, директор инженерного центра горного оборудования, начальнику Управления организации НИОКР ЗАО "Объединённые машиностроительные заводы".

·     Юртеев Владимир Яковлевич, ответственный секретарь Комитета по промышленному развитию и высоким технологиям, главный эксперт Департамента ТПП РФ по работе с объединениями предпринимателей.

·     Яшечкин Алексей Борисович, член совета директоров, председатель правления ОАО "Русские инвесторы".


ВЕДЁТ КОНФЕРЕНЦИЮ: Заместитель председателя Комиссии Общественной палаты по вопросам глобализма и национальной стратегии развития, Главный редактор журнала «Эксперт», Директор Института общественного проектирования Фадеев В.А. 

С.Н.КАТЫРИН

Заместитель Секретаря Общественной палаты РФ, вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ. 

Дорогие друзья, гости нашей конференции, позвольте мне открыть конференцию.

К сожалению, на данном этапе, на открытии не может присутствовать Секретарь Общественной палаты Евгений Павлович Велихов. Он находится на заседании Совета при Президенте Российской Федерации. Я думаю, что он подключится к нашей работе немного позже и примет участие в нашей дискуссии.

Мы начинаем работу нашей конференции, которую мы назвали "Россия – энергетическая сверхдержава". Тема, к которой обратилась Общественная палата, выбрана не случайно.

Те, кто слышал слова Президента Российской Федерации на первом заседании Общественной палаты, помнят, что он говорил о том, что это не только инструмент строительства гражданского общества в России, но и институт, который призван рассматривать важнейшие вопросы жизнедеятельности Российского общества.

Энергетика, наверное, как никакая другая сфера деятельности, как никакая другая отрасль, касается не только экономики российской, но и каждого человека, каждого дома, она находится в каждом доме, у каждого человека.

Поэтому Общественная палата Российской Федерации обратилась к этой теме, наверное, еще и в связи с тем, что в ближайшее время это будет главной темой встречи на уровне "большой восьмерки".

Сегодня мы хотели бы провести здесь, в Академии наук, дискуссию по обозначенной теме. И приглашаем, естественно, всех принять участие в этой дискуссии.

А сейчас я хотел бы предоставить слово Фадееву Валерию Александровичу. 

В.А.ФАДЕЕВ 

Доброе утро, уважаемые коллеги!

Я буду вести эту конференцию. Несколько слов перед началом.

Мы планируем сначала заслушать доклад, далее последует обсуждение доклада. А потом, после конференции, мы планируем обобщить результаты этой дискуссии, вынести, может быть, результаты этой дискуссии на заседание Совета Общественной палаты. И дальше, может быть, мы будем двигать наши результаты в органы исполнительной и законодательной власти.

По результатам работы мы примем некую резолюции и выработаем рекомендации Общественной палаты, но это будет через несколько часов.

Сейчас я бы хотел сказать несколько слов перед докладом. Доклад вам роздан. Он подготовлен Инновационным бюро «Эксперт», с докладом выступит его руководитель - Дан Станиславович Медовников.

Почему мы так серьезно решили взяться за эту тему, Сергей Николаевич коротко сказал об этом. Тема касается всех, не только экономистов, не только промышленников и не только власти, тема касается всего российского общества.

Мы считаем, что мы слишком далеко зашли в энергетике, что дальше идти просто некуда, что если уже в Москве начинается отключение электричества, это означает, что все в России понимают, что с энергетикой положение крайне тяжелое.

Мы говорим об энергетической сверхдержаве, и это инициатива Президента Путина. Некоторое время назад он заявил о том, что у нас есть огромные конкурентные преимущества и их надо использовать. Это так. Но для того, чтобы их начать использовать, надо сначала очень серьезно поработать в энергетической сфере. Доходит до того, что у нас нет машиностроительных мощностей по производству энергетического машиностроения.

Доходит до того, что в самых энергодефицитных регионах, в том числе в Москве, собираются закупать небольшие электростанции для того, чтобы затыкать дыры в энергопотреблении. На мой взгляд, это все равно, что если бы мы, обсуждая систему ЖКХ, говорили бы об отказе от системы централизованной канализации и думали бы, как мы начнем рыть выгребные ямы во дворах.

Мы построили в свое время величайшую энергосистему в мире, и эта система была образцом для многих стран. И сейчас, как, видимо, правильно полагал Президент, мы должны использовать те еще непотерянные конкурентные преимущества, которые позволили нам сделать такие серьезные свершения.

Я хочу предоставить слово Дану Медовникову, директору Инновационного бюро "Эксперт" для доклада.

Порядок работы такой. Сначала доклад – 15–20 минут. Затем выступления в первой части – регламент 10 минут. Перерыв на кофе примерно 12–15 минут. Затем дискуссия, выступления по 5–7 минут.

Ведется стенограмма нашей конференции. По результатам будет опубликована брошюра или книга, в зависимости от того, сколько мы наговорим. И, как я уже говорил, результаты будут обобщены и двинуты в органы власти.

Дан Станиславович, пожалуйста. 

Д.С.МЕДОВНИКОВ

Директор Инновационного бюро «Эксперт», редактор отдела «Инновации» журнала «Эксперт». 

Спасибо.

Доброе утро, уважаемые дамы и господа!

Валерий Фадеев рассказал саму суть, мне только остается углубиться в некоторые детали.

Господа, на самом деле мы действительно сначала хотели подготовить доклад на тему "Россия – энергетическая сверхдержава". Наши предварительные знания нас несколько смущали, а когда мы стали изучать детали в отдельных отраслях энергетического кластера, мы поняли, что такой доклад сейчас подготовить невозможно.

Доклад на такую тему можно будет сделать только через некоторое время и то при условии соблюдения определенных решений, причем решений, как мы поняли, не только экономического, технологического, научного, но и, прежде всего, политического характера.

Доклады вам розданы. Там все данные есть. Я просто повторю, что мы сформулировали пять критериев, которые, с нашей точки зрения, должны определять, что такое энергетическая сверхдержава, как бы расшифровывать слова Президента.

Во-первых, это страна, вводящая генерирующие мощности темпами, опережающими темпы роста экономики.

Во-вторых, это страна, обладающая собственным конкурентоспособным энергомашиностроением.

В-третьих, это страна, способная обеспечить свой внутренний рынок энергоресурсами и влиять на мировой рынок сырья.

В-четвертых, это страна, способная на проведение эффективной энергосберегающей политики в промышленности и в ЖКХ, соответствующего энергосбережения общемировым трендом.

В-пятых, это страна, имеющая свою школу, способную разрабатывать новые технологии в энергетической сфере и успешно готовящая кадры для нее.

Вы можете что-то добавить, некоторые пункты оспорить, мы с вами об этом поговорим, но в целом мы поняли, что практически по всем пяти пунктам у нас есть серьезные проблемы.

Естественно, первый пункт, касающийся того, может ли наша энергогенерация обеспечить наше потребление.

Сейчас уже об этом говорят все, хотя еще некоторое время назад почему-то об этом не упоминали: те мощности, которые нам достались от Советского Союза, около 216 гиговатт в 1991 году, за  счет своего выбытия, сейчас составляют около 210 с небольшим гиговатт, и, в общем-то, за счет экономического роста, роста потребления в последнюю зиму, эти показатели сравнялись. Специалисты меня поправят.

Но, по-моему, для того чтобы энергосистема работала более или менее стабильно, нужен запас, так называемый жирок до 15 процентов от того, что система может вырабатывать и что потребляется экономикой и хозяйством.

Это, так называемый, кризис Чубайса, о котором начали говорить в конце 80-х, сегодня он стал реальностью, или практически становится.

И весь вопрос в том, сможем ли мы его преодолеть. Проблема усугубляется еще и тем, что наша энергетика очень сильно изношена, изношена и тепловая генерация – около 60 процентов, очень сильно изношена гидрогенерация, изношена сетевая система. Так что, если посмотреть, в докладе есть график, когда вводились основные мощности, основное сетевое оборудование, это все где-то 60–70-е годы, они отстали и морально, а главное, они просто по времени износились.

Последняя зима нам показала, сейчас об этом много говорят, что с такой энергосистемой мы долго не протянем. Прежде всего, это касается, конечно, энергодефицитных регионов, в которых рост продолжается, таких как Москва, Санкт-Петербург, Белгород и другие. Но в принципе в продолжение того тренда ничего неделания, это могло бы случиться и в других регионах.

И РАО "ЕЭС", и Росатом, безусловно, начали принимать некоторые меры. Энергетическая стратегия России, которая была принята несколько лет назад, сейчас корректируется. Нужно вводить повышенные мощности. И есть понимание того, что делать нужно довольно революционные преобразования.

Весь вопрос для нас был в следующем – если мы так долго не вводили генерирующие мощности, система устарела, крест между потреблением и генерацией уже наступает, вот-вот наступит, в пиковые нагрузки, в следующую зиму, не дай Бог, будут суровые морозы или через одну зиму – сможем ли мы быстро восполнить этот пробел?

Тогда мы обратились к энергомашиностроению, посмотрели, на что оно способно. Ситуация нас тоже не обрадовала, хотя у нас есть разработки всех более-менее нормальных энергетических вещей. Есть и нормальные газовые турбины более-менее, специалисты поправят, но вроде никто не жаловался, можем производить котлы. Но все это мы производим чрезвычайно медленно. Что касается предприятий, у которых проведен уже НИОКР, которые в состоянии сейчас поставить это производство на поток, то у них есть совершенно реальные проблемы, и они просто с этим не справятся за то время, которое нам необходимо для преодоления энергетического  кризиса. Это касается и Силовых машин, и "Сатурна", и Ижорских заводов, которые производят оборудование для атомного энергомашиностроения.

Это реальная проблема. Сейчас есть программа по введению 40 атомных энергоблоков за 20 лет. Например, мы говорим о ВВР-1000. Изготовление корпуса реактора занимает три года. Пока еще ни одного не заказано.

Волгодонский атоммаш, который был рассчитан в советское время на 8 реакторов, давно уже занимается немножко другими вещами и профильно не готов к тому, чтобы сейчас поддержать этот спрос.

ЛМЗ может изготавливать 2 миллионника в год, но и то, только если его, что называется, накачать инвестициями, кадрами. Соответственно, купить себе необходимые 10–15 процентов дополнительных мощностей у нашего энергомашиностроения до 2010 года, по-видимому, нельзя. По крайней мере, у нас сложилось такое впечатление после переговоров с директорами заводов, анализа общих источников. Купить все это на Западе или на Востоке – тоже большой вопрос, они сильно загружены. Вы знаете, какими темпами сейчас вводятся энергетические мощности, например, у нашего великого восточного соседа. Китай вводит больше 60 гиговатт только в этом году. Все загружено. Он на рынке очень большой покупатель. Около 40 гиговатт вводит Америка, 20 гиговатт вводит Индия.

Если мы обратимся к мировым производителям энергомашиностроения, еще вопрос, что мы там сможем купить. При этом надо учитывать, что небольшой усохший кластер нашего энергомашиностроения последнее время тоже довольно серьезно загружен экспортными контрактами. У него долгосрочные контракты на поставку энергетического оборудования в тот же Китай, на Восток и так далее.

В общем-то, с энергомашиностроением ситуация тоже не очень хорошая. Поэтому как бы второй пункт энергетической сверхдержавы тоже откладывается.

Давайте посмотрим на ситуацию, которая сложилась в сфере энергоресурсов. В принципе все знают, что по газу мы номер один. В общем-то, неплохо выглядим по нефти. У нас много угля. Мало урана, но, в принципе, уран – это отдельная тема. Позвольте мне пока оставить ее за рамками рассмотрения.

Что мы видим по поводу газа?

Во-первых, начнем с того, что мы не умеем его эффективно сжигать. Цикл ПГУ, который был у нас же изобретен академиком Кристановичем в 60-х годах, пока не нашел у нас широкого применения. Им пользуются все более или менее развитые экономики.

Соответственно, наш коэффициент сжигания газа пока довольно низок. По-моему, около 35 процентов, хотя при ПГУ он может доходить до 60.

Программа есть, делать ПГУ, сжигать газ эффективно. Но опять-таки вопрос: откуда будет это оборудование? Будем ли мы его покупать, будем ли мы развивать массовое производство внутри страны? Остается большим вопросом.

Также вы хорошо знаете, что около 30 процентов газа поставляется на экспорт. И, в общем-то, общая стратегия нашей главной компании, Газпрома, связана с тем, чтобы строить новые экспортные трубопроводы и поставлять сырье, обеспечить энергобезопасность наших соседей.

В принципе, это нормальная позиция. Это вопрос политический. Но при этом специалисты прогнозируют, что уже в ближайшее время мы можем столкнуться с дефицитом газа на внутреннем рынке, именно потому, что у нас недостаточно интенсивные вложения в газодобычу, в разведку новых месторождений. А на стандартных месторождениях в последние годы происходит стагнация.

Соответственно, с газом тоже большой вопрос: насколько мы сможем хотя бы себя обеспечить газом. Я оставляю за скобками вопрос по поводу того, что у нас действительно очень низкие цены на газ, их собираются поднимать. Как говорится, опять-таки это вопрос политический.

Я еще хотел сказать, что по прогнозам специалистов, я могу назвать компанию "Норд-газ", доля сложного, жирного газа, себестоимость добычи которого выше, будет только возрастать. И общая линия на то, что мы можем добывать дешевый сухой, так называемый Синоманский газ, будет тоже деградировать. Соответственно, через некоторое время мы просто будем иметь повышение себестоимости газодобычи. Нам придется из более глубоких скважин добывать более, условно говоря, грязный, более сложный газ.

И последнее замечание по газу. Как нам кажется, мы упустили тему сжиженного природного газа. Во всем мире очень сильно растет его потребление. Этой темой сейчас занимается и Россия, но занимается пока недостаточно эффективно. И технологии, связанные со сжижением газа, у нас практически отсутствуют.

Есть проблемы и по нефти. Одна из проблем связана с тем, что мы продолжаем в энергетике сжигать мазут. Мы плохо перерабатываем эту нефть, мы добываем очень малую долю светлых фракций. По сравнению со стандартным нефтеперерабатывающим заводом в Америке, у нас слишком много тяжелых, грязных фракций и мало светлых с более высоким коэффициентом добавленной стоимости.

Здесь, с нефтью, возникает та же проблема, что и с газом из-за того, что недостаточно интенсивно велась геологоразведка из-за того, что мы не применяли новые технологии геологоразведки, не разрабатывали нефтепереработку. Сейчас мы находимся в ситуации, это поняли уже и крупные нефтяные компании, когда нужно в очень короткие сроки сделать что-то, чтобы у нас была нефть в течение ближайших 20–30 лет, а бензин был бы уже буквально завтра.

При этом ситуация интересна тем, что и нефти, и газа у нас в принципе достаточно. Мы остаемся действительно в этом смысле сверхдержавой, просто не умеем рационально распорядиться своими запасами.

Поэтому помимо энергетического кризиса, о котором я сказал выше, нашу страну может ожидать и кризис топливный. Собственно, он время от времени происходит. Цены на бензин... Но пока эта ситуация как-то разрешается, но через некоторое время это будет очень серьезный вопрос.

Теперь, что касается угля. В 60-х годах, когда мы открывали наши большие месторождения углеводородов, нефтяные и газовые, похоже, мы немножко упустили угольную тему. То есть у нас была мощная наука, у нас есть мощные технологии. Некоторые из них, которые мы сами с удивлением обнаружили, приведены в докладе, так и не были реализованы, положены под сукно. При этом, в странах, на которые можно ориентироваться  в этой теме, например, в Китае и Америке, где блестяще развиваются угольные технологии, в том числе и наши, доля угля в национальном энергобалансе заметно выше, чем у нас. И стратегически глядя, с точки зрения такой большой академической науки, угля гораздо больше, чем нефти и газа. И, в принципе, так или иначе, страна, которая сейчас не работает с угольными технологиями, в итоге может оказаться в проигрыше, когда нефть и газ закончатся.

Есть еще один системный пункт – это энергосбережение. Казалось бы, у нас есть проблема с добычей ресурсов, есть проблема с энергомашиностроением, есть проблема с энергетическими мощностями, может быть, мы можем что-то выиграть на энергосбережении, тем более что эту тему обозначил в своем Послании Президент.

И если посмотреть на Европу или на тот же Китай, который за последние 15 лет снизил энергоинтенсивность своей экономики в четыре раза, то технологии известны. Почему бы этого не сделать? Тем более что, может быть, это дешевле и быстрее, чем разрабатывать, скажем, новые месторождения. И, может быть, это быстрее, чем значительно увеличивать энергомашиностроительные мощности.

Мы тоже немножко коснулись этой темы. Естественно, мы обнаружили, что в России уровень потребления энергоресурсов, если брать нефтяной эквивалент, на каждый доллар ВВП, оцененный по паритету покупательной способности, почти  в два раза выше, чем у так называемых развитых стран. Причем он даже больше, чем у северных стран – Скандинавии или Канады, хотя мы могли бы ожидать, что у них тоже много идет на то, чтобы согревать. И, соответственно, мы входим в почетную (в кавычках) первую десятку по энергорасточительности среди мировых экономик.

Связано это и со структурой нашей экономики. У нас до сих пор очень большая доля таких отраслей, как металлургия и химия, по сравнению с какой-нибудь обрабатывающей промышленностью, машиностроением, сектором услуг. Проблема в том, что энергосбережение мы не развивали, не обращали на него внимания все последние годы, и оно по сравнению с советским временем деградировало. Последний раз потенциал энергосбережения детально систематически оценивался в Советском Союзе в 1988 году. После этого у нас были структуры, которые должны были этим заниматься, вырабатывать какие-то программы.

Совсем недавно, в 2004 году был устранен Госэнергонадзор. У нас не появилось, насколько я знаю, никакого департамента ни в одном министерстве, который бы за этим следил. Есть, правда, программа "Энергоэффективная экономика".

Но если посмотреть на структуру этой программы, на структуру выделенных денег, собственно энергосберегающей программы там 4 процента от бюджета, остальное выделяется на безопасность атомных станций, на развитие нефтяной и газовой промышленности и так далее.

В итоге специалисты подсчитали, что по этой программе на цели повышения энергоэффективности выделяется 3 копейки на одного жителя в России в год. Ситуация, которая у нас сложилась с энергосбережением, просто недопустима.

Замечу, что нам кажется, что энергосбережение интересно еще и потому, что в той непростой ситуации, в которой мы находимся, реализация энергосберегательных программ может просто потребовать меньше денег и меньше времени.

Есть сравнения, оценки специалистов. Они тоже приведены в нашем докладе. Из них следует, что разница может быть в 3–4 раза. Поэтому, может быть, не случайно, что сейчас интерес к этой теме идет от первого лица государства.

Еще энергосбережение хорошо тем, что не нужно ничего особенно придумывать, все по большому счету уже придумано. Самые простые энергосберегающие технологии – типа использования частот регулируемого электропривода, оснащение потребителей приборами учета и системами контроля, модернизация тепловых систем, систем теплоснабжения. Все это увязано в систему, может дать очень быстро очень серьезный эффект.

Это как бы основные увиденные нами тренды.

По поводу энергосбережения надо еще сказать, что… Я прошу прощения, что я немножко зациклился на этой теме, но она вообще как-то возбуждает, все нормальные страны строят нормальные технологические коридоры: пакет взаимоувязанных законов, инструкций, регламентов, по которым наиболее энергоемкие отрасли промышленности и ЖКХ постепенно снижают энергопотребление.

В общем, какое складывается впечатление от нашей попытки более-менее близкого знакомства с энергетическим кластером России? Когда мы начинали, мы думали, что это исследование, мы думали, что сейчас найдем какое-то количество блестящих, интересных технологий, которые мы внедрим на производстве и получим моментальный эффект.

Оказалось, что нужно быть мудрее, мудрее в том смысле, что энергетика – это сфера научно-технологического прогресса с очень длинным инерционным циклом. И сейчас идет процесс внедрения во многом тех вещей, которые были разработаны еще в районе середины 60–70-х годов прошлого столетия.

То, о чем сейчас говорят больше всего и на чем строится пиар и на Западе, и у нас: водородные технологии, ИТЕР, более реальная вещь, например, бридерные реакторы на быстрых нитронах. Все это будет внедряться еще очень не скоро. Нужно пройти еще длинный путь. И в ближайшие лет 20 мировая энергетика и, конечно, российская будет жить не на новых или альтернативных источниках энергии, а, прежде всего, на нормальной реакции окисления углерода, на нормальной тепловой энергетике, в какой-то части гидроэнергетике и традиционной атомной энергетике. Мы эту традиционную часть за последние 15 лет упустили. И сейчас нужно приложить серьезные усилия и, прежде всего, необходима политическая воля, чтобы все это реализовать.

Деньги, кадры – важная вещь. Но, прежде всего, политическая воля, потому что без нее, без составления программы, которая будет выполнять все части этой сложной системы под названием "Энергетика", мы придем к кризису. Спасибо. 

В.А.ФАДЕЕВ 

Спасибо, Дан Станиславович.

Итак, возвращаясь к началу доклада, что такое энергетическая сверхдержава, я хочу расставить некие акценты.

Недостаточно, по мнению Дана Станиславовича, быть очень серьезным экспортером нефти, газа, энергоносителей. И не этот смысл вкладывает Президент Путин в понятие энергетической державы, когда пытается стимулировать общественность и государственные власти как-то продвинуть эту тему.

Первое. Экспорт – это у нас есть. Запасы энергоносителей – это у нас есть.

Второе – это энергетические мощности. С этим у нас очень плохо, существует огромный дефицит мощностей.

Третье – это машиностроение, которое в состоянии производить эти мощности. Здесь у нас тоже все крайне слабо. Мощности кое-какие есть, но они загружены в основном экспортными контрактами.

Четвертый пункт – энергосбережение. С этим тоже совсем плохо, одна из самых расточительных стран мира сегодня Россия.

Пятый пункт – это новые технологии, внедрение новых технологий в энергетике.

Таким образом, весь этот круг вопросов и является сегодня как бы единым целым. Мы не должны выдергивать из этого круга вопросов какой-то один и полагать, что, решив только его, мы решим проблему энергетики.

Важнейший пункт, о котором Дан Станиславович не сказал. Если мы хотим действительно иметь мощную энергетику, мощный энергетический сектор, мы не сможем справиться с этим без государства. Это очевидно.

Очевидно, что мы пытались это сделать, в частности, в том, что касается электроэнергетики. Мы пытались – ну, не мы, а надлежащие должностные лица, но мы, в конечном счете, все вместе несем за это ответственность – пытались манипулировать, приватизировать, делить, надеяться на частный бизнес и так далее – не получится.

Нельзя надеяться, что частный бизнес сам по себе вытянет этот огромный сектор, потому что проекты долгосрочные, проекты чрезвычайно капиталоемкие, проекты в определенном смысле рискованные, проекты низко прибыльные. И не надо полагать, что мы умнее всех в мире. Нигде в мире такие большие проекты не осуществляются частным бизнесом без участия государства. Везде есть очень серьезная государственная поддержка.

Точно так же в энергосбережении. Никто не будет закрывать форточки, вводить какие-то там новые двигатели, которые прокачивают горячую воду через систему отопления, никто не будет, пока не будет серьезных ограничений, в первую очередь законодательных ограничений. И здесь, конечно, о чем я говорил вначале, очень важна общественная инициатива. Надо стимулировать, наконец, законодателей, чтобы они что-то делали в этой сфере. И тут тоже мы не самые умные, не надо изображать из себя самых умных. Есть огромный опыт энергосбережения во всем мире, не только в европейских странах. Надо взять этот огромный опыт и его эффективно использовать. Роль государства чрезвычайно важна.

Если государство не очень сильно дергается в этой сфере, то мы считаем, что Общественная палата вполне может в меру своих сил государство простимулировать.

Позвольте предоставить слово Андрею Георгиевичу Реусу, заместителю Министра промышленности и энергетики Российской Федерации. Андрей Георгиевич, пожалуйста. 

А.Г.РЕУС

Заместитель Министра промышленности и энергетики РФ. 

Добрый день, уважаемые коллеги.

Я хотел бы начать с того, что отрадно, что мы оседлываем тему энергетики, что мы детально в ней разбираемся, строим проекты и программы. При этом я сразу хотел бы сказать, что я достаточно резкий противник революционных преобразований. Но при этом прекрасно понимаю, что только последовательная проектная и плановая работа может решить те вопросы, которые существуют в действительности.

Я осторожно отношусь к словам. И в этом смысле понятие сверхдержава в массовом сознании ассоциируется с эпохой противостояния двух систем, обладанием сверхоружия, консолидацией стран-сателлитов вокруг полюсов силы.

Поэтому я бы хотел наполнить данное понятие другим смыслом, проецируя, прежде всего, на ту сферу, о которой мы говорим, на сферу энергетики.

Одна из ключевых проблем мировой экономики – это географическое несоответствие размещения энергетических природных ресурсов, размещение основных потребителей данных ресурсов.

В данном случае позволю себе истолковывать понятие «энергетическая сверхдержава», взяв лишь несколько аспектов. Тут достаточно подробно это рассматривалось. Таким образом, это государство, располагающее экономическими запасами энергоресурсов, а также развитой энергетической инфраструктурой, позволяющей обеспечить не только поступательное устойчивое развитие национальной экономики, но и устойчивое развитие других экономик за счет активного экспорта на внешние рынки.

В определенном смысле здесь тоже можно говорить о возникновении блоков, но только на качественно другом уровне. И в мирном смысле этого слова.

И вот эти три аспекта, о которых я говорю: достаточная собственная ресурсная база, развитая инфраструктура и современные энергетические и обрабатывающие мощности.

Последний фактор, как уже говорилось, очень важен, ибо, если брать страну, которая экспортирует только сырые ресурсы без какой-либо обработки, то она в большей степени будет тяготеть к колониальному статусу, нежели к какому-то другому.

У нас до сих пор существует множество нерешенных проблем в секторе. Но потенциала нашей страны вполне достаточно для приобретения данного статуса. И серьезные шаги в данном направлении уже осуществляются.

Развитие российского ТЭКа определено энергетической стратегией до 2020 года. В этом документе дана достаточно трезвая оценка  потенциала российского ТЭКа и возможных направлений его развития. И самое главное – определенные положения этого документа реализуются на практике.

При этом сейчас достаточно много разговоров о необходимости внесения изменений в энергетическую стратегию, но этот документ достаточно рамочный. Работа ведется. Я думаю, она может привести к каким-то изменениям.

Но еще раз хочу сказать: общие принципы и направления заданы. Мы двигаемся в соответствии с ними.

Прежде всего, хочу отметить, что в системе стратегических целей Министерства, которое я представляю, важное место занимает проблематика энергоэффективности проведения структурных преобразований в ТЭК, рационализация добычи и использования ЭТР, развитие инфраструктуры и стимулирование опережающего воспроизведения ресурсно-сырьевой базы.

Как на практике выглядит решение этих задач. Начну с ресурсно-сырьевой базы. Как совершенно верно отметили авторы доклада, ситуация с восстановлением запасов по нефти и газовому конденсату, а также газу в настоящий момент весьма сложная. Фактически мы проедаем запасы, доставшиеся нам от советских времен. Особенно тяжелая ситуация с нефтяной отраслью.

Выход из этой ситуации представляется очевидным. Это создание условий для разведки и разработки новых нефтегазоносных провинций Восточной Сибири, Дальнего Востока, Российского шельфа при стимулировании разработки старых месторождений.

Это же направление зафиксировано и в энергетической стратегии.

На данный момент на рассмотрении находится проект федерального закона, где предусмотрено введение дифференцированного налога на добычу полезных ископаемых в зависимости от выработанности месторождений, что должно привести к продлению срока рентабельной разработки месторождений, стимулированию мероприятий, направленных на повышение рациональности использования запасов, находящихся на поздних стадиях разработки, повышению конечного нефтеизвлечения.

В сочетании с новыми поправками в федеральный закон о недрах, закрепляющими приоритетное право на разработку участка за компанией, открывшей это месторождение, и созданием прозрачных правил игры для инвесторов, мы должны получить действенный нормативно-правовой инструментарий на привлечение инвестиций в отрасль и сможем приступить к реализации крупных проектов.

В газовой отрасли в целях совершенствования структуры и величины запасов углеводородного сырья Газпромом разработана и с 2002 года реализуется программа развития минерально-сырьевой базы газовой промышленности на период до 2030-го года.

Цели и задачи этой программы – обеспечение разведанными запасами газа, гарантирующими поддержание уровня годовой добычи в объеме 630 млрд. кубических метров, и продолжение газодобычи за пределами 2030 года.

Здесь следует сказать, что развитие ресурсной базы объема добычи как Газпрома, так и в целом всей газовой отрасли Российской Федерации, будет происходить в соответствии с разрабатываемой генеральной схемой развития газовой отрасли, которая в оптимальном режиме предусматривает системное развитие как ресурсной базы, так и учитывает развитие внутреннего и внешнего рынка, развития газотранспортной системы.

Важно отметить, что разработка программы освоения Восточной Сибири, проекты Восточносибирской трубопроводной системы. Североевропейский газопровод, БТС, другие инфраструктурные проекты, о которых так много сейчас говорят, помимо решения задачи по диверсификации экспортных маршрутов и выхода на новые рынки, являющиеся важнейшим элементом энергетической безопасности России, направлены на поднятие экономики и развитие регионов.

Без строительства инфраструктуры, которое по плечу только государству или государству и компаниям в рамках государственно-частного партнерства, не будет ввода новых месторождений, не будет восполнения запасов, не будет развиваться переработка сырья и улучшаться товарная структура отечественного ТЭКа.

Поэтому спорным является тезис об увлеченности государства внешним аспектом энергетической политики в ущерб внутренней, поскольку  это единый системный вопрос.

Здесь хочется привести еще один пример, который поможет перейти к проблемам реализации и переработки добытой продукции.

В своем Послании Федеральному Собранию Президент поставил задачу развития биржевых площадок по торговле углеводородами и продуктами их переработки. Сейчас уже ведется работа как по созданию нефтяной биржи, так и механизмов биржевой торговли в газовой отрасли. В частности, созданная в 2005 году рабочая группа по разработке и реализации концепции рынка газа, рассмотрела ключевые вопросы о проведении эксперимента по торговле газом с применением биржевых механизмов. Целью эксперимента является определение принципиальной возможности  перехода на новый тип ценообразования на газовом рынке, а также получение информации о значении рыночной цены газа в текущих социально-экономических условиях.

Таким образом мы сможем определить перспективное направление улучшения ситуации в газовой отрасли, повысить конкурентоспособность других видов топлива и откорректировать сложившийся в настоящее время дисбаланс в структуре потребления топлива.

В настоящее время рассматривается целесообразность организации закупок на биржевой основе нефтепродуктов для государственных и муниципальных нужд, а также нужд естественных монополий, государственных предприятий, акционерных обществ, имеющих значительную долю государства в уставном капитале.

Только на федеральном уровне объем таких закупок может составлять более 20 процентов от … потребления нефтепродуктов.

Согласно отечественной и зарубежной практике биржевой торговли через биржу обычно проходит до 5 процентов потребляемого в стране товара.

Однако, учитывая неоднозначный эффект от проведения закупок нефтепродуктов для госнужд и субъектов естественных монополий, первоначально целесообразно придать таким закупкам, аналогично закупкам по газу, статус эксперимента, расширяя его поэтапно при получении положительных экономических результатов.

Далее хочу остановиться на проблеме российской переработки углеводородов. Сегодняшнее состояние нефтеперерабатывающей отрасли в целом удовлетворяет существующим параметрам спроса. В последние годы, а если быть точнее, то до прошлого года нефтяной комплекс демонстрировал хорошие темпы устойчивого экономического роста. Однако он базируется в значительной степени на доставшихся нам от прошлого активах и мощностях. В то же время прогнозируемый спрос не может быть удовлетворен на существующей базе нефтеперерабатывающей отрасли.

В настоящее время потенциал роста, который был заложен еще в советское время, практически исчерпан.

В целом можно сказать, что ситуация в отрасли нефтепереработки отстает от последних тенденций спроса.

Для стимулирования предложения по этому направлению спроса принято решение о снятии таможенных пошлин на оборудование, позволяющее модернизировать нефтепереработку.

Еще одна мера – снижение экспортной пошлины на нефтепродукты. Но это только первые шаги.

На управление спросом направлены следующие действия:

– принятие технического регламента на топливо. Он еще не принят, он разрабатывается. Сейчас я надеюсь на достаточно скорое окончание этой работы;

– рассмотрение законопроекта о дифференциации акцизов на топливо;

– введение биржевой торговли нефтепродуктами;

– направление стимулирования инвестиционной активности. Это закон о недрах;

– рассмотрение законопроекта о дифференциации НДП;

– обеспечение стабильности таможенной тарифной политики;

– поддержка инфраструктурных проектов.

Мы считаем, что комплекс этих мер позволит двинуться к новому состоянию этого рынка.

Качественное изменение экспортной продукции и ТЭК включает в себя активное развитие направления производства сжиженного природного газа. Как вам известно, сейчас ведется работа по реализации ряда проектов в этой сфере. Наиболее крупные из них – Штокмановский и Сахалин-2. СПГ – это одно из приоритетных направлений развития российского ТЭК. Это новые технологии, новые возможности и новый сегмент рынка.

Мы обнулили пошлину на экспорт сжиженного газа в начале этого года, что должно стимулировать развитие этих производств.

Совершенствование режима СРП и разработка стратегии освоения шельфа также придадут импульс развитию этого направления.

Один из самых злободневных вопросов – это перспектива энергодефицита в российской экономике, обусловленная недостаточной величиной инвестиционных средств, направляемых в электроэнергетику, недостаточным вводом новых мощностей и слабостью отечественного энергомашиностроения.

Помимо содействия реформе электроэнергетики, которая должна создать конкурентные сектора этой отрасли и обеспечить приток средств, Министерство  в настоящий момент разрабатывает концепцию  развития отечественного энергомашиностроения.

Концепцию развития энергомашиностроения нужно строить с учетом перспектив развития энергетики. Российская электроэнергетика является крупным потребителем продукции машиностроения.

Энергомашиностроение – один из немногочисленных сегментов, пока, к сожалению, нашей экономики и машиностроения в частности, который реально конкурентоспособен на международном рынке.

В отрасли идет процесс консолидации. Сейчас прогнозировать сценарий его дальнейшего развития рано. После прихода РАО "ЕЭС" и "Сименс" Силовые машины" должно пройти некоторое время, по истечении которого станет понятно, куда и как двигаться дальше.

Можно отметить одно важное обстоятельство, повлиявшее, в частности, на условия прихода "Сименс". Если в России еще недавно проявлялся относительно скромный интерес к энергомашиностроению, то сейчас он заметно вырос. Благодаря росту экономики выросли возможности российских компаний.

Поэтому сотрудничество с "Сименс" строится на равных, а не по модели "спасатель и спасаемый".

Понятно, что по части номенклатуры у тех же «силовых машин» есть явное технологическое отставание, и без кооперации с признанными мировыми лидерами его не закрыть. Но это отставание ни в коем случае не носит всеобщий характер. Компании удалось сохранить свою конкурентоспособность, в том числе и потому, что в последние годы она работала преимущественно на внешние рынки.

Процесс реформирования РАО "ЕЭС" России стал ключевым фактором изменения ситуации. Пока строительство и закупка нового оборудования ведется за счет централизованных инвестиционных средств энергохолдинга. Однако процесс создания ОГК и ТГК уже вышел на финишную прямую. И новые компании сейчас активно готовят планы как по обновлению старых, так и по созданию новых мощностей.

Инвестиционные источники, которыми сейчас располагает РАО, в первую очередь абонентская плата, будут переданы новым компаниям.

В ГидроОГК это произойдет уже в 2007 году. Достройка той же Богучанской ГЭС будет вестись в том числе за счет этих средств. Строительные и промышленные заказы по этому проекту ГидроОГК разместит уже в текущем году. Высока вероятность того, что по оборудованию основным исполнителем будут российские производители.

То же самое и по тепловым ОГК и ТГК. Многие из них ведут уже создание новых мощностей. Внутренний спрос на продукцию энергетического машиностроения увеличивается. Интерес к этому рынку сейчас огромный.

Электроэнергетика – это отрасль, где ремонт – основа жизнеспособности производства. Был в 90-х годах трехлетний провал, когда у РАО "ЕЭС" не было денег не ведение регламентных работ в полном объеме. Но этот провал был компенсирован. Просроченные ремонты были проведены позже, чем требовалось, но все-таки были проведены. Сейчас подавляющая часть оборудования вполне работоспособно. Да, это оборудование не современное, но оно в нормальном рабочем состоянии.

Главной предпосылкой для роста спроса на оборудование в современных условиях является не столько замена старых мощностей, сколько их дефицит.

Мы дожили до того времени, когда экономика начала расти, и энергии требуется все больше и больше. В некоторых регионах значительно выросло потребление, и этих киловатт, особенно в холодный период уже почти не хватает. И вероятна ситуация, что не хватит физически.

Именно это толкает вверх спрос на продукцию энергомашиностроения.

Отрасль стоит на пороге возобновления массового серийного производства, которое было свернуто в предыдущие 10 лет.

Мы сейчас готовим программу, в которой будут учтены инвестиционные планы энергетиков, в том числе по заказам оборудования. Этот документ еще готовится. Поэтому давать сырые цифры не хотелось бы. Могу сказать лишь, что в этой программе будет предусмотрена государственная поддержка развития и внедрения новых технологий и в энергетике, и в машиностроении. Главное, что платежеспособный спрос есть, и он увеличивается. Потребность в надежном энергоснабжении приводит к увеличению спроса на продукцию машиностроения. Без реформы электроэнергетики этого не было бы.

Сейчас промышленные компании, нуждающиеся в дополнительных объемах поставок энергии, будут иметь возможность заключать прямые договора с генерирующими компаниями, инвестировать, вкладывать в конкретные мощности, необходимые именно им. При прежней системе организации ФОРЭМа это было просто невозможно.

Еще один наболевший вопрос – это крайне низкая энергоэффективность в России. Такая ситуация определена во многом исторически сложившейся структурой российской экономики. И здесь необходимо, конечно, сделать серьезнейшие комплексные усилия.

Один из примеров. В апреле прошлого года была создана межведомственная рабочая группа по разработке законопроекта о внесении изменений в федеральный закон об энергосбережении, в состав которой вошли депутаты Государственной Думы, представители федеральных органов исполнительной власти: ОАО "РАО "ЕЭС" России, ОАО "Газпром" и другие. Проработка законопроектов показала, что у заинтересованных федеральных органов исполнительной власти существуют разные точки зрения на основные принципы финансово-экономического обеспечения программ в области энергосбережения, бюджетного и внебюджетного финансирования, формирования средств, направленных на стимулирование энергосбережения. Фактически в настоящий момент мы определяем допустимую степень и инструменты влияния государства на стандарты в этой сфере.

В первом квартале 2006 года была проведена дополнительная проработка и согласование ряда статей законопроекта, его финансово-экономического обоснования. В настоящий момент этот документ находится в Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.

Есть еще один аспект, который, я надеюсь, будет затронут коллегами. Евгений Павлович, наверное, должен будет об этом говорить, Сергей Владиленович думаю, что скажет.

Поэтому я не буду заниматься экспромтом. Понятна роль и значение атомной энергетики. Понятны все направления, связанные с альтернативными источниками. Мы достаточно много об этом говорили и публиковали, и особенно это интенсифицировалось в условиях подготовки саммита, вы эти материалы все видели, я не буду на них останавливаться.

Хотел бы подчеркнуть еще один аспект, связанный с созданием инфраструктуры. Энергетическая политика – это важнейший источник экономического роста, в ней особо хотел бы отметить создаваемую нами инфраструктуру. Она притягивает добычу, она притягивает экспорт, она притягивает внутреннее потребление, они цивилизует всю систему работ в этой отрасли. Поэтому мы сейчас столь активно этим занимаемся.

Спасибо за внимание.

 

Исочник Общественная палата Российской Федерации, http://www.oprf.ru/structure/comissions/comissions2006/1/materials/784

 

Другие события

Наши работы:

Методология IFC an image подробнее...


Справочный документ по наилучшим доступным технологиям обеспечения энергоэффективности an image подробнее...


Благодарственное письмо
Департамента ТЭК
Краснодарского края

Дмитрий Медведев, Президент РФ:

“«… Энергоэффективность - настолько злободневная и в то же время тяжёлая для нас тема, что практически все направления работы по этой теме следует признать весьма и весьма необходимыми...»”

Немного юмора